блог известного советского путешественника Игоря Синицына.

вторник, 16 февраля 2010 г.

Встреча с Амундсеном

Арктика и горы. Хроника путешествий. Есть на Аляске небольшой поселок Теллер, известный тем, что здесь завершили свой знаменитый перелет через Северный полюс на дирижабле «Норвегия» легендарные Амундсен и Нобеле.

Мы идем по пути отсутствия сомнений.


Мы обычные люди – просто любим раствориться в природе, почувствовать себя частицей космоса.

Синицын: Встреча с Амундсеном.

Спустя десятилетия, в 1992 году, в Теллере отметилась еще одна полярная экспедиция – украинская. Теперь здесь два памятных знака – амундсеновский и наших путешественников, преодолевших сотни километров на лыжах по заснеженным просторам Русской Америки. В составе экспедиции были мастера спорта Игорь Синицын и Андрей Спирин. Этот переход и своеобразная встреча с Амундсеном – один из самых ярких эпизодов в их биографии.Вообще же за плечами отважных парней немало других не менее интересных и не менее сложных маршрутов по Чукотке и Таймыру, архипелагу Северная Земля Полярному Уралу; Памиру, Кавказу, Алтаю, покорение пика Ленина, Эльбруса, Монблана, Мак-Кинли, других известных вершин.

Экстремальными высокоширотными путешествиями и альпинизмом они увлечены уже более четверти века – и «завязывать» не намерены. Они не строят из себя героев-романтиков и не приписывают себе особых талантов; сдержаны в эмоциях; не бравируют своими победами, а рассказывают о них с достоинством и спокойствием бывалых, умудренных опытом асов. «Овладеть делом, которым мы занимаемся, - говорит Синицын, - не столь сложно. Это как выучить, к примеру, английский язык или научиться играть на гитаре».

Действительно, не составляет особого труда приобрести определенные навыки, освоить азы ориентирования, первой помощи, приобрести необходимое снаряжение. А вот полюбить это дело по-настоящему, дано не каждому. А некоторым и вовсе невдомек, чем так могут притягивать человека безмолвие северных широт и заоблачные вершины гор.Игорь и Андрей почувствовали силу этого притяжения как-то сразу, всерьез и, как позже выяснилось, надолго. Спортивным туризмом и альпинизмом увлеклись еще студентами Политеха. Всегда старались выбирать нехоженые маршруты, малоосвоенные места. Постепенно в их увлечении наметился «северный уклон» («Когда из холода возвращаешься в тепло – тепло можно оценить»). Идти по пути отсутствия сомнений – такой девиз взяли на вооружение молодые романтики. А это означало – никогда не делать то, в чем сомневаешься. В 80-м организовали секцию туризма и полярных исследователей при Географическом обществе Украины. Через него наладили контакт с НИИ Арктики и Антарктики и стали выполнять его задания.

Со временем возрастал профессионализм и, вместе с тем, желание испытать себя во все более и более сложных экспедиция. В конце концов, вышли к тому рубежу, за которым начинается, как теперь говорят, экстрим. Закаленные в походах на Кавказ, Урал, Кольский полуостров, ребята бросили вызов зимнему Эльбрусу, Таймыру, Северной Земле.Синицын: Один из маршрутов пролегал по северной части Таймыра - по горам Бырранга, таймырской тундре и льдам Карского моря. Протяженность - более 800 километров по совершенно ненаселенной местности. Температура часто зашкаливала за – 40 градусов. Сильные арктические ветры усиливали воздействие низких температур. Общий вес груза составлял 62,5 кг на человека. За 30 дней путешествия мы не встретили ни одной живой души. Шли в автономном режиме. Были известны контрольные сроки начала и окончания маршрута. Но в промежутке, в течение месяца, можно было рассчитывать только на себя.

Очевидно, экстремальным можно назвать и лыжный переход по Аляске, который мы посвятили 250-летию ее открытия. Суровый климат – горы, тундра, дыхание Северного Ледовитого океана.Спирин: Были тогда и разного рода критические ситуации. В один из дней мы шли по льду вдоль побережья Берингова моря с отрывом в 20-30 метров. Вдруг я услышал характерное «шипение» – совсем рядом стояла белая медведица. Присев на задние лапы она проявляла явную агрессию. Мы медленно обходили место, где находился зверь, по торосам, потратив на это часа полтора. Возможно, недалеко находился малыш, которого она пыталась защищать. Зверь удалился, но мы пережили весьма неприятные минуты.В другой раз на протяжении дня за нами шел одинокий волк. Он не приближался на расстояние менее 100 – 150 метров. А вечером, когда мы поставили палатку на берегу живописного озера, скрылся на его противоположном берегу.А как-то раз на Чукотке мы 7 дней подряд прожили в снежных пещерах. Непрекращающаяся пурга при морозе до 30 градусов «не выпускали» нас на маршрут. Невозможно было увидеть даже ближайшие препятствия – торосы на льду Берингова пролива, а ураганный ветер сбивал с лыж.Синицын: Подобных внештатных ситуаций случается немало. Конечно, очень важна теоретическая подготовка. Но иногда только на уровне подсознания чувствуешь, что, скажем, погода портится и нужно остановиться, переждать. Времени для принятия решения очень мало. Если не сориентируешься вовремя – можно жестоко поплатиться. В сложных походах человек не может переложить на кого-то колоссальные физические нагрузки и экстремальные климатические воздействия. Обычно люди фильтруются на начальных этапах подготовки. И только немногие доходят до экспедиций высокой сложности. Но в экстремальных условиях реакции человека порой непредсказуемы.

О водке, женщинах и других «безобразиях»

Спирин: Женщина в походе – не то, что на корабле. Она привносит в группу комфорт и душевное тепло, положительно влияет на психологический климат группы. Но маршруты высших категорий сложности для женщины часто трудны и в психологическом и в физическом плане. Поэтому в экспедициях, где есть женщины, необходимо особое внимание уделять безопасности. Ведь за безопасность все равно отвечают мужчины. И среди женщин-спортсменов есть мастера самого высокого уровня, настоящие снежные барсы, энтузиасты экстремальных путешествий. Синицын: А вот с родными и близкими сложнее. Мы то знаем, что снами все нормально, а вот оставшимся дома остается только одно - ждать и не думать о плохом. Тут очень важно взаимопонимание и доверие друг к другу. Бывают и курьезные случаи. Ходила с нами в горы девушка Надя. Мама ей запрещала. Так что она делала: говорила, что едет в Крым отдыхать, писала комплект писем, отдавала подруге, которая действительно ехала на море и та с определенным интервалом посылала их Надиной маме – мол все хорошо, загораю и т.д. Спирин: А один мой приятель убедил родителей, что едет в Карпаты, а сам двинул в сложнейшую зимнюю экспедицию на Приполярный Урал. Как выяснилось, грешны путешественники-экстремалы и еще в одном. Иногда за ужином они «берут на грудь» 10 – 20 граммов спирта – столовую ложку на кружку чая. Правда, это – не ритуал, а суровая необходимость. Алкоголь снимает усталость, слегка расслабляет. Доза смешная, но спишь после нее сном младенца.

Выйти на пенсию - и обойти вокруг света

Автору этих строк тоже пришлось испытать вкус странствий в компании опытного байдарочника Виталия Дубровского, правда, в совсем несложных маршрутах по тихим рекам Украины. Хорошо помню ощущение: возвращаешься в город – и его суматошная жизнь кажется странной и никчемной. Я поинтересовался, какие чувства испытывает человек, прошедший не в пример более серьезные испытания: альпинист, достигший почти недоступной вершины, или полярный путешественник, достигший конечной точки маршрута. Синицын: Конечная точка маршрута и вершина горы – разные вещи. Вершина горы это не окончание, хотя на ней ты чувствуешь себя победителем. С нее нужно еще спуститься. Ведь именно на спуске происходит более половины несчастных случаев. А конечная точка маршрута – это завершение путешествия. Иногда испытываешь чувство незавершенности – опять хочется на маршрут. Спирин: Ощущения у каждого свои. Одни испытывают облегчение, другие – радость, третьи – тоску оттого, что все завершилось. У меня после экспедиции появляется заряд бодрости, положительной энергии. А вскоре возникает потребность нового путешествия. А вообще, достижение цели – это совершенно непредсказуемое ощущение, которое остается на всю жизнь, особенно, если это связано с экстремальными ситуациями. Такое чувство – ты это сделал!

Как ни привязывают к себе горы и красоты севера, многие с возрастом охладевают к путешествиям. Некоторые друзья Игоря и Андрея уже не ходят в походы. Они же по-прежнему в строю. Недавно поднялись на Монблан. А два года назад зимой навестили старые места – Приполярный Урал. Забрались на гору Манарага, на которой впервые отметились четверть века назад. Интересно, что установленное ими древко флага – березовая палка – так и простояло на том же месте с 1975 года. Сюда редко забираются люди.

А как хотелось бы вновь на Чукотку, Аляску! Но времена изменились. Организовать серьезную экспедицию сегодня непросто. Однако, ребята всерьез об этом думают. «Главная проблема, - повторяют они старую альпинистскую шутку, - перезимовать лето».

Игорь рассказал мне об одном своем приятеле, который мечтал, выйдя на пенсию, обойти пешком вокруг света. Так и говорил: «Вот выйду на пенсию – и пойду потихоньку. Так вот пойду, пойду…».

Кажется мне, что сами Игорь Синицын и Андрей Спирин сделаны из того же теста, что и этот чудак.

Комментариев нет:

Отправить комментарий


камчатка

Постоянные читатели